Добро пожаловать !

Этот сайт создан для всех, кто хочет больше узнать о нашем приходе, церковной жизни, православных праздниках. На сайте можно задать вопрос священнику и узнать некоторые новости приходской жизни.

ТЕЛЕФОН СОБОРА 2-75-00

УСТАВНЫЕ УКАЗАНИЯ О СОБЛЮДЕНИИ РОЖДЕСТВЕНСКОГО ПОСТА И ИХ ПРОИСХОЖДЕНИЕ

 

I. Указания о Рождественском посте в действующем Типиконе

В Типиконе, который используется в Русской Православной Церкви в настоящее время[1], содержится целый ряд указаний о том, как соблюдать Рождественский пост. Рассмотрим их подробнее.

I. 1. Установлена 40-дневная продолжительность поста:

[Глава 48, Месяцеслов во весь год: 14 ноября, 1-е «зри»]: Подобaетъ ведати: яко заyтра начинaемъ постъ къ Рождеству Христову, святую четыредесятницу.

<…>

[25 декабря, последнее «зри»]: На трапeзе утешeние брaтии великое… Аще прaздникъ Рождества Христова случится быти въ срeду, или пятокъ: разрешaемъ убо миряне на мясо, монaси на сыръ и яица… От Христова Рождества и до святыхъ Богоявлeний, никaкоже постъ, ни коленопоклонения бывaютъ.

 

 

Таким образом, Рождественский пост начинается с 15 ноября («заутра начинаем») по юлианскому календарю (или «старому стилю» (далее «ст. ст.»); в ΧΧ–XXI вв. по григорианскому календарю, или «новому стилю» (далее «н. ст.»), эта дата соответствует 28 ноября), а 25 декабря (по ст. ст.; в ΧΧ–XXI вв. это 7 января по н. ст.) его уже нет, то есть он охватывает 16 дней ноября + 24 дня декабря (по ст. ст.), или ровно 40 дней[2].

I. 2. В одни дни недели предписано поститься строже, чем в другие:

[Глава 33, О разрешении всего лета]: Подобaетъ ведати: якw въ постъ… Христова Рождества, во вторникъ, и четвертокъ, рыбы не ядимъ, но елeй и вино точию. Въ понедельникъ, въ срeду и пятокъ ни елeа вкушaемъ, ни вина, но постимся до девятого часа, и ядимъ въ тыя дни сухоядeние. Въ субботы же и недели, ядимъ рыбы.

[Глава 48, Месяцеслов во весь год: 14 ноября, 1-е «зри»]: Должни есмы въ сeй месяце сохраняти въ коейждо седмице три дни, постящеся от елeа и вина, понедельникъ, срeду и пятокъ.

 

 

Как наиболее строгие указаны понедельник, среда и пятница: положено вкушать только раз в день, пищей должно быть «сухоядение»

Из этих указаний следует, что наиболее строгими днями поста должны быть понедельник, среда и пятница. В перечисленные дни положено вкушать пищу только раз в день, причем пищей должно служить «сухоядение» (буквально – «невареная пища»: хлеб, соленья, сухофрукты), без растительного масла и вина. Вторник и четверг занимают промежуточное положение: растительное масло и вино дозволены. В субботу и воскресенье пост максимально ослаблен: можно есть не только растительное масло, но и рыбу.

I. 3. Праздники отмечаются снижением строгости поста:

[Глава 48, Месяцеслов во весь год: 14 ноября, 1-е «зри»]: Аще случится великий святый, въ того пaмять разрешaемъ, и творимъ за любовь святому прaздника его рaди, еже есть сего месяца 16, 25, 30 декeмвриа 4, 5, 6, 9, 17, 20 дeнь. Въ те бо дни, аще во вторникъ и въ четвертокъ, ядимъ рыбу. Въ понедельникъ же, въ срeду и въ пятокъ, разрешaемъ точию на елeй и вино, рыбы же не ядимъ, кроме хрaма. Аще ли единому отъ сихъ во обители хрaмъ, разрешaемъ на рыбу и вино. Введeние же Богородицы въ кийлибо дeнь случится, аще въ срeду, или пятокъ разрешaемъ и на рыбы.

 

 

Здесь Типикон устанавливает следующие правила поста в дни праздников:

А) на Введение Пресвятой Богородицы во Храм пост максимально ослабляется – вне зависимости от дня недели соблюдается устав суббот и воскресений (разрешается рыба);

Б) на праздники почитаемых святых: св. апостола Матфея (16.11 ст. ст. / 29.11 н. ст.), священномученика Климента Римского (25.11 ст. ст. / 8.12 н. ст.; в этот же день бывает отдание праздника Введения), св. апостола Андрея Первозванного (30.11 ст. ст. / 13.12 н. ст.), великомученицы Варвары (4.12 ст. ст. / 17.12 н. ст.), преподобного Саввы Освященного (5.12 ст. ст. / 18.12 н. ст.), святителя Николая Мирликийского (6.12 ст. ст. / 19.12 н. ст.), праздник зачатия Пресвятой Богородицы праведной Анной (9.12 ст. ст. / 22.12 н. ст.), свв. пророка Даниила и отроков Вавилонских (17.12 ст. ст. / 30.12 н. ст.), священномученика Игнатия Богоносца (20.12 ст. ст. / 2.01 н. ст.), если они попадут на вторник или четверг, дозволяется рыба, а если на понедельник, среду и пятницу – растительное масло и вино;

В) те же праздники, что и в предыдущем пункте, если они празднуются в монастыре как престольные («аще ли единому от сих во обители храм»), в отношении послабления поста приравниваются к празднику Введения (разрешается рыба в любой день).

I. 4. Рождественский пост разделен на два или три периода:

[Глава 48, Месяцеслов во весь год: 14 ноября, 2-е «зри»]: Нецыи же устaвы отъ 9-го числа декeмвриа повелевaютъ поститися, и на рыбы не разрешaти, кроме субботъ, и недель, и хрaма святого. Отъ 20-го же числа, дaже до 25-го, аще и суббота и неделя случится, не разрешaемъ на рыбы.

 

 

В первой из этих двух фраз можно увидеть скрытый призыв, со ссылкой на «некоторые уставы», несколько усилить пост после праздника зачатия Пресвятой Богородицы праведной Анной – а именно полностью прекратить вкушение рыбы в дни с понедельника по пятницу, невзирая на памяти почитаемых святых (за исключением одних лишь престольных праздников).

Вторую фразу нередко понимают в смысле соблюдения строгого поста в последние пять дней перед Рождеством Христовым, с 20 по 24 декабря (ст. ст.; по н. ст. – со 2 по 6 января). Однако славянское выражение «от 20-го» числа здесь следует переводить как «после 20-го», то есть исключая само 20-е число. Это следует как из предыдущей фразы (где использовано точно такое же выражение: «от 9-го» – но 9-е, несомненно, праздничный день), так и из процитированного выше эксплицитного указания об ослаблении поста 20.12, на память священномученика Игнатия Богоносца.

I. 5. Последний день поста – «сочельник» – имеет свой особый устав пощения:

[Глава 48, Месяцеслов во весь год: 25 декабря]: При часе 7-мъ дне… начинaемъ вечeрню … По опyсте же… входимъ въ трапeзу, и ядимъ варeние со елeемъ, рыбы же не ядимъ. Вино же пиeмъ, благодаряще Бога.

[Там же, 1-е «зри»]: Аще случится нaвечерие Христова Рождества въ субботу или неделю… литургия бывaетъ во свое врeмя… По отпущeнии же снедaемъ по уломку хлеба, и от вина вкушaемъ мaло, и отходимъ въ келлии свои. При часе же 7-мъ дне начинaемъ вечeрню… По отпyсте же… входимъ въ трапeзу и ядимъ совершeнно: рыбы же не ядимъ, но со древяномaслиемъ, и сочиво обварено, или кутию съ мeдомъ: испивaемъ же и віна въ слaву Божию: въ неимyщихъ же странaхъ пиeмъ пиво.

 

 

Трапеза в сочельник разрешается без рыбы, но с растительным маслом и вином (либо, «в неимущих странах», пивом), однако строгость поста должна заключаться в позднем начале этой трапезы: вечером, по окончании службы, то есть примерно в 15–16 часов по современному счету времени. До этого времени положено не есть вообще ничего.

Если же сочельник попадет на субботу или воскресенье, то после обычной утренней Литургии вместо обеда разрешается лишь съесть ломоть хлеба и выпить немного вина и дальше ждать до вечера полноценной трапезы с традиционным сочивом.

I. 6. Указания Типикона отчасти противоречивы

Противоречивость указаний Типикона в отношении Рождественского поста особенно ярко проявляется в несоответствии описанных в 48-й главе правил об ослаблении поста в дни памяти святых (см. пункт 3 выше) аналогичным правилам в 33-й главе:

Подобaетъ ведати: Яко въ постъ… Христова Рожества… Аще случится святой во вторникъ, или въ четвертокъ имеяй славословие, ядимъ рыбу: Аще въ понедельникъ, подобне. Аще среда и пятокъ, разрешaемъ на елeй и вино точию: ядимъ же единою днeмъ. Аще ли святой имеяй бдение, въ срeду, или пятокъ, разрешaемъ на елeй и вино и рыбу.

 

 

Здесь предлагается иной, по сравнению с 48-й главой, подход к определению степени празднования святых: вместо списка из конкретных дат предлагается опираться на стандартную классификацию памятей Минеи («славословие», «бдение» – ср. гл. 47 Типикона), причем уже «славословным» – то есть даже не обязательно входящим в число наиболее почитаемых – святым усваивается право делать день менее постным, а та степень торжественности, которая, согласно 48-й главе, подобает только престольным праздникам, здесь принадлежит уже всем «бденным».

Но еще более важно в 33-й главе то, что она не считает понедельник подчеркнуто постным днем, равным среде и пятнице, и помещает его в один ряд со вторником и четвергом.

В свою очередь, сама 48-я глава, проведя противопоставление между понедельником, средой и пятницей, с одной стороны, и менее строгими вторником и четвергом – с другой, тут же уравнивает все эти дни между собой в тех случаях, когда вместо «Бог Господь» на утрене поется «Аллилуия»:

[Глава 48, Месяцеслов во весь год: 14 ноября, 3-е «зри»]: Аще ли случится во единъ отъ пяти днeй седмицы, еже есть от понедельника до пятка… Егдa же въ тыя дни случится Аллилyиа, творимъ единою днeмъ ясти: поeмъ же все возследование съ поклоны, якоже и въ великую четыредесятницу. Часы же поeмъ съ междочaсиемъ, без псалтири и без чтeния, и все возследование поeмъ съ поклоны, якоже во святую четыредесятницу: тогдa же и ядимъ единою днeмъ сухоядeние.

 

 

Налицо альтернативная классификация дней по степени поста – не «понедельник, среда, пятница» (= пост строже) / «вторник и четверг» (= пост мягче), а «служба с Аллилуия» (= пост строже) / «служба с Бог Господь» (= пост мягче).

Наконец, несколько двусмысленным выглядит упоминание «нецыих уставов» во 2-м «зри» той же главы Типикона: остается недосказанным, что же все-таки думают сами составители устава относительно практики усиливать пост после праздника Зачатия Пресвятой Богородицы праведной Анной? Побуждают ли они читателя ориентироваться на эту практику или просто информируют о ней?

I. 7. Указания Типикона имеют в виду монахов:

При внимательном чтении не остается сомнений, что предписания Типикона о мере поста, времени и составе трапезы и т.д. относятся по преимуществу к монашествующим. Все рассуждения о посте отнесены к «братии», то есть монахах, постоянно проживающих в монастыре. Описательное обозначение престольных праздников: «Аще во обители [есть одноименный] храм», также указывает только на монастырь. О мирянах Типикон вспоминает лишь в указании о полной отмене поста в сам день Рождества Христова:

Аще прaздникъ Рождества Христова случится быти въ срeду, или пятокъ: разрешaемъ убо миряне на мясо…

 

 

Таким образом, несмотря на детально проработанный устав Рождественского поста в принятом ныне в Русской Церкви Типиконе, в котором есть место и дням строгого пощения, и многочисленным послаблениям постовой дисциплины по различным поводам, при внимательном его чтении возникают несколько вопросов: как возник этот устав; можно ли объяснить содержащиеся в нем противоречия; почему пост имеет несколько этапов; насколько его устав применим к условиям жизни в миру? А также: как в действительности постились на Руси (коль скоро пищевые предписания Типикона в целом основаны на традициях Византии, располагавшейся гораздо южнее Киева, а тем более Москвы)?

II. Возникновение и развитие Рождественского поста

По мнению И.Д. Мансветова, выдающегося русского ученого, профессора гомилетики, литургики и церковной археологии Московской духовной академии († 1885), «зерном или точкою отправления, из которого выродился пост предрождественский, был канун Богоявления»[3]. Это предположение выглядит очень правдоподобным. Во-первых, Рождество Христово и Богоявление изначально составляли единый праздник; во-вторых, пост в богоявленский сочельник – действительно древний, и существует он до сих пор. Без сомнения, образцом для этого поста послужил раннехристианский пасхальный пост, заключавшийся в воздержании от какой-либо пищи в течение суток или более[4]. С разделением Рождества и Богоявления на два самостоятельных праздника Рождество сохранило общий строй богоявленского богослужения и приобрело свой собственный сочельник. Спустя какое-то время перед этим сочельником и установились несколько дней подготовительного поста, подобно тому как перед раннехристианским пасхальным одно- (или двух-) дневным постом уже в IV веке возник многодневный Великий.

Так, уже святитель Иоанн Златоуст в одном из своих слов, произнесенном в Антиохии в 386 году, свидетельствует о приготовлениях к Рождеству Христову, начинавшихся за пять дней до праздника:

О блаженном Филогонии… Сказано за пять дней до Рождества Христова [= CPG № 4319]: Скоро настанет праздник, который более всех праздников достоин почитания и благоговения и который безошибочно можно назвать материю всех праздников. Какой же это праздник? Рождество Христово по плоти… Я уверен, что многие в тот день непременно придут и приступят к этой духовной Жертве. Итак, чтобы нам сделать это не к вреду и не в осуждение, но во спасение души нашей, я уже теперь предупреждаю и прошу вас всячески очистить самих себя и потом приступать к священным Таинствам. Никто пусть не говорит мне: я стыжусь, совесть моя полна грехов, я ношу тягчайшее бремя. Срок этих пяти дней достаточен для того, чтобы очистить множество грехов, если будешь трезвиться, молиться и бодрствовать[5].

В этих словах обычно усматривают указание на существование пятидневного поста перед Рождеством Христовым уже в начале V века. Скорее всего такая интерпретация вполне верна; впрочем, святитель все-таки прямо не говорит о воздержании от пищи. Он лишь сетует на то, что его слушатели «за несколько дней до наступления праздника вынимают из сундуков самое лучшее платье и приводят его в порядок, покупают обувь, делают обильнейшие запасы для стола, придумывают множество всяких приготовлений и всячески наряжают и украшают самих себя»[6], призывая вместо всего этого очистить свою душу и примириться с обидчиками.

С V века на латинском Западе постепенно развиваются обычаи, связанные с соблюдением Адвента (букв. Пришествие) – периода подготовки к празднованию Рождества, с особыми богослужениями, соблюдением поста (первоначально – в выборочные дни, позднее весь Адвент либо только в его первую неделю), введенным в ΧΙ веке запретом на заключение браков в этот период[7].

Традиция поститься сорок, а не пять дней перед Рождеством Христовым – явно старше XII и даже X века

На Востоке же полностью однозначные свидетельства о Рождественском посте относятся только к IX–X векам. Особенно ценна информация о практиках Константинополя и Палестины, поскольку именно они легли в основу последующей православной традиции. В Константинополе о посте перед праздником Рождества Христова мимоходом упоминается в «Томосе единения», знаменитом соборном документе 920 года, посвященном проблеме повторных браков и вошедшем в корпус канонического права Православной Церкви: «…дню Рождества Христа и Бога нашего… [как и двум другим праздникам: Пасхе и Успению]… предшествует пост»[8]. К сожалению, этим упоминание и ограничивается, продолжительность поста не уточнена. Зато в палестинском календаре церковных праздников, сохранившемся в рукописи Sinait. geo. 34, X в., пост перед Рождеством предписано начинать уже 30 октября, что говорит о его продолжительности в целых 8 недель; впрочем, здесь этот пост – лишь один из целого ряда подобных 8-недельных постов перед другими праздниками (фактически они обнимают собой весь год целиком[9]), что ставит под сомнение его исполнение на практике.

Впрочем, существуют тексты, претендующие на большую древность, чем «Томос единения», и упоминающие Рождественский пост, – это сборник канонов, приписываемых святителю Никифору Исповеднику, патриарху Константинопольскому († 828), а также некоторые тексты, надписанные именем Анастасия Синаита (это имя носили два Антиохийских патриарха VI и начала VII века соответственно, а также игумен Синайского монастыря VII века; все они прославлены в лике святых, но особенно известен третий из них). Однако каноны, приписываемые святителю Никифору Исповеднику, в действительности ему не принадлежат и подписаны его именем ради убедительности; ядро сборника этих канонов сложилось только на рубеже X–XI веков и затем многократно дополнялось. На то, что эти каноны не подлинны, указывают, во-первых, их большая вариативность в рукописях[10], а во-вторых, полное отсутствие ссылок на них в трудах главных византийских знатоков канонического права: Алексия Аристина, Иоанна Зонары и Феодора Вальсамона[11].

Более того, Феодору Вальсамону (ок. 1140 – † после 1199), в конце жизни номинально являвшемуся патриархом Антиохийским (1193–1199; территория Антиохийского Патриархата находилась в то время под властью крестоносцев, а сам Феодор постоянно проживал в Константинополе), приходилось прямо признавать, что в его время не существовало древних канонов, упоминавших Рождественский и Петров посты, каковые, следовательно, «не были переданы канонически божественными отцами»[12]. В комментарии на 69-е апостольское правило он говорит: «Заметь же из настоящего правила, что в строгом смысле слова существует [только] один сорокадневный пост, относящийся к Пасхе, – ведь если бы были и другие, правило упомянуло бы их тоже. Однако хоть мы и постимся [также] в другие посты, относящиеся к [праздникам]: святых апостолов, Успения [Пре]святой Богородицы и Рождества Христова, мы не подвергнемся за это стыду»[13].

В отношении же упоминаний Рождественского поста в произведениях, носящих имя Анастасия Синаита, выясняется, что их невозможно датировать VI или VII веками. Одно из этих упоминаний содержится в расширенной версии подлинного произведения преподобного Анастасия – «Вопросах и ответах». В оригинальном тексте один из вопросоответов посвящен теме поста[14]; в позднейших рукописях он был существенно дополнен многочисленными выписками из различных источников, включая ссылки на Ветхий Завет и утверждение о необходимости соблюдать трижды в году сорокадневный пост во исполнение ветхозаветной заповеди о трех главных праздниках[15]. Об этом утверждении знал уже преподобный Никон Черногорец († после 1097), который процитировал его в своем труде, одновременно высказав сомнения в том, что оно принадлежит преподобному Анастасию[16].

Дальнейшее развитие утверждение «о трех святых четыредесятницах» получило в одноименном сочинении, приписываемом в одних рукописях «преподобному Анастасию Синаиту», а в других – «патриарху Анастасию Синаиту»[17]. Это сочинение не может принадлежать ни тому, ни другому: в нем упоминаются «семь Вселенских Соборов» (то есть оно точно не старше конца VIII века) и содержатся цитата из расширенного варианта вопросоответов преподобного Анастасия Синаита (причем под именем святителя Иоанна Златоуста!) и даже, видимо, скрытая отсылка к постановлениям Константинопольского патриарха Николая ΙΙΙ Грамматика (занимал кафедру в 1084–1111 гг.); поэтому уже проф. И.Д. Мансветов указывал, что это сочинение не старше конца ΧΙ века[18]. Установление малых постов здесь приписано непосредственно апостолам[19]. В частности, Рождественский пост в этом сочинении представлен как исполнение просьбы апостола Филиппа, который якобы нарушил заповедь Божию, когда во время своей казни подверг мучителей проклятию, отчего был лишен на сорок дней доступа в рай, на протяжении которых попросил поститься за него, – все это, разумеется, представляет собой чистой воды апокриф.

Тем не менее сочинение получило распространение – как и расширенная версия вопросоответа преподобного Анастасия Синаита о постах. Феодор Вальсамон уже опирается на какой-то из этих двух текстов в своем послании жителям Антиохии[20]. Здесь он развивает мысль о том, что христианские посты являются исполнением заповедей Пятикнижия – только вместо трех говорит уже о пяти таких постах: перед праздниками Пасхи, Апостолов, Преображения, Успения и Рождества Христова. Первый из этих постов является четыредесятницей в каноническом смысле слова, а остальные, по его мнению, обязаны быть как минимум пятидневными, однако он замечает, что «в царствующем граде [Константинополе] монашествующие и многие из проживающих в этом [городе мирян]… перед Рождеством Христа и Бога соблюдают сорокадневный пост», и советует взять эту практику за образец[21].

Феодор Вальсамон: «Обязательно поститься в течение пяти дней; те, кто этого не делает, отлучаются от общения православных христиан»

Ту же мысль Вальсамон высказывает и в других своих сочинениях. Так, в комментарии к 3-му вопросоответу патриарха Константинопольского Николая Грамматика он пишет:

«Я, рассмотрев… откуда и как были установлены два указанных поста – а именно [посты перед] Успением [Пре]святой Богородицы и Рождеством Христа и Бога нашего, а также еще и пост, совершаемый перед праздником святых Апостолов, и пост перед Преображением – и обязаны ли мы [с канонической точки зрения] их соблюдать и в течение какого количества дней, установил, что само их [соблюдение] является обязательным, но продолжительность [этих постов] – не для всех одна и та же, как в случае с Великой Четыредесятницей. Напротив, перед указанными праздниками все [вообще] верные – и миряне, и монахи – обязательно должны поститься в течение [только] пяти дней, причем те, кто этого не делает, отлучаются от общения православных христиан; монахи же, подчиняющиеся ктиторским Типиконам [своих монастырей], должны поститься дольше, а именно [начинать посты сразу] после [Недели] Всех святых и после 14 ноября, и [во всем] должны точно следовать своим ктиторским Типиконам, ибо это канонично и спасительно. Ну, а миряне, добровольно постящиеся таким же [образом], достойны благодарности»[22].

А на вопрос патриарха Александрийского Марка III: «Являются ли обязательными посты [перед] праздниками святых апостолов, и Христова Рождества и Успения [Пре]святой Богородицы, и [Преображения] Спасителя, или же [их несоблюдение] простительно и не имеет значения?» (вопрос 55) Вальсамон отвечает:

«Необходимо соблюдать посты перед следующими четырьмя праздниками: святых апостолов, Рождества Христова, Преображения Христа Бога нашего и Успения Пресвятой Богородицы, но только пятидневные, ибо сорокадневным [обязан быть] только единственный пост, относящийся к святой и великой Пасхе. Но если кто-то постится больше пяти дней перед праздником святых апостолов и праздником Рождества Христова – либо по собственному желанию, либо по предписанию ктиторских Типиконов – не подвергнется за это стыду… Те же, кто не постятся перед каждым из этих четырех праздников [хотя бы в рамках] обязательного для всех [количества дней], должны подвергаться исправлению посредством большой епитимии»[23].

«Ктиторские Типиконы», о которых упоминает Вальсамон, представляли собой уставные документы различных византийских монастырей. В них Рождественский пост имел сорокадневную продолжительность уже как минимум с конца IX века. Так, в студийском Ипотипосисе 2-й половины IX века этот пост назван «Филипповым» – иными словами, он должен начинаться сразу после 14 ноября и, тем самым, продолжаться ровно 40 дней[24]. Однако не все дни этого периода еще считались вполне постными. Под «постными» днями студийский Ипотипосис понимал не весь период Рождественского поста, но только те его дни, когда не отменялась служба часов; в дни же праздников, почитаемых святых, суббот и воскресений Ипотипосис дозволял вкушать не только рыбу, но и молочное и яйца. Особняком стоял сочельник Рождества, когда, согласно студийскому Синаксарю, после вечерни и Литургии на трапезе предлагалась рыба, без молочного (а если сочельник выпадал на субботу и воскресенье, то утром в этот день, после обычной Литургии, предлагалась еще и дополнительная трапеза, состоявшая из сочива, хлеба и вина)[25].

В более поздних Типиконах прослеживается тенденция к увеличению строгости Рождественского поста. Так, если в оригинальном студийском Ипотипосисе постные дни этого периода имеют две трапезы, с двумя блюдами – из овощей, с растительным маслом, и из бобовых, без масла, – и двумя чашами вина, то уже в его чуть более поздней переделке, осуществленной в монастырях Южной Италии, говорится лишь об одной трапезе в такие дни[26]. А в составленном в конце Χ века Диатипосисе преподобного Афанасия Афонского, также представляющем собой переделку студийского Ипотипосиса, к предписанию об одной трапезе в постные дни добавляется запрет на вкушение растительного масла и вина по понедельникам, средам и пятницам[27] (по сравнению со студийским Ипотипосисом, это иная классификация строго постных и менее постных дней; в последующих уставах могут встречаться обе, ср. пункт Ι.6 выше).

Со 2-й половины ΧΙ века в Византии набрало силу движение за обновление и возрождение монашеской жизни, одним из главных представителей которого был Евергетидский монастырь в Константинополе. В Евергетидском и зависящих от него Типиконах окончательно исчезают оговорки о возможности вкушать молочное в праздничные дни Рождественского поста, вкушение рыбы ограничивается узким кругом праздников, из которых исключается вечер сочельника (а при совпадении сочельника с субботой или воскресеньем вместо сочива предлагается вкушать только хлеб).

Константинопольские патриархи, поддерживавшие «евергетидское» (название во многом условно) движение, уже считали необходимым распространить сорокадневный пост на всех вообще христиан. Об этом писал в своем послании царю патриарх Михаил ΙΙ Куркуас (Оксеит) (занимал кафедру в 1143–1146 гг.[28]), а патриарх Лука Хрисоверг (занимал кафедру с 1156 по 1169 гг.), согласно Феодору Вальсамону, при обсуждении этого вопроса высказался так:

«[Коль скоро], как сказал сам святейший патриарх, продолжительность [Успенского] поста и поста, который бывает перед Рождеством Христовым, не указана в каком-либо письменном [источнике], нам следует придерживаться неписанного церковного предания и соблюдать пост [перед Успением] после 1 августа, а [перед Рождеством] – после 14 ноября. Если же телесные болезни не позволяют [кому-либо] поститься, то с разрешения епископа указанное [количество] дней может быть сокращено, ибо такой [подход] также следует из неписанного церковного предания»[29].

Постепенно эта линия и возобладала. На Руси изменения правил пощения поначалу встретили сопротивление (но не в отношении продолжительности постов – которая, в силу изначальной ориентации Руси на монашескую традицию, скорее всего уже соответствовала указаниям Студийского устава, – а в отношении отмены поста в праздники[30]), однако постепенно сделались общепринятой нормой. С введением Иерусалимского устава, в котором изложен примерно такой же устав о Рождественском посте, что и в Типиконах «евергетидского» направления, старые практики были окончательно оставлены.

Впрочем, какие-то следы последних все-таки сохранялись: например, в Типиконе монастыря святого Иоанна Крестителя на горе Меникио[31], составленном в 1332 году, лишь после праздника святителя Николая монашествующим предписано переходить на режим питания один раз в день[32]; иными словами, первая половина поста проходила еще согласно старой студийской практике, и только вторая – согласно более поздним и более строгим традициям. Фактически наследием студийской традиции – возможно, еще со времен Киевской Руси – является украинский обычай готовить в рождественский сочельник так называемые «двенадцать блюд»: «кутю» (сочиво), постные вареники, постный борщ с грибами и т.д., но также и жареную рыбу[33].

Неизвестно, как следует оценивать современную практику Элладской и других греческих Церквей, где Рождественский пост продолжается сорок дней в монастырях, а в миру – только неделю[34]: как наследие старых византийских традиций или как позднейшее послабление[35]. В Русской Церкви, которая всю свою историю ориентировалась на монашескую традицию, такая практика не засвидетельствована.

III. Устав о Рождественском посте в современном Типиконе
в свете данных дониконовских изданий

Мы уже видели, что указания современного русского Типикона о Рождественском посте относятся к двум различным разделам книги: Месяцеслову (глава под 14 ноября) и дисциплинарному уставу (глава «О разрешении всего лета»), причем между ними имеются некоторые противоречия. То же наблюдается и в дониконовских изданиях «Ока церковного».

Указания о посте в составе Месяцеслова там – почти в точности те же, что и в современном Типиконе, причем вместо дат праздников (см. выше, I.3. Б) имена почитаемых святых указаны явным образом[36]. Единственное отличие – исключение из послениконовской редакции устава небольшой главы о переносе памятей наиболее почитаемых святых с понедельника, среды и пятницы на соседние дни ради того, чтобы можно было вкушать в эти праздники рыбу[37].

Что же касается дисциплинарного устава, то в его содержании наблюдаются очень существенные различия. В двух из трех дониконовских изданиях (исключение составляет «Око…» 1633 г.) Рождественскому посту посвящены не один, а целых три параграфа в дисциплинарном уставе. Первый параграф предлагает разные уровни разрешения поста в зависимости от знака празднуемого святого[38]; второй говорит о делении Рождественского поста на два периода – до памяти святителя Николая и после нее[39]; третий касается темы различия меры поста у монахов и у мирян[40].

Поскольку в послениконовском Типиконе имеется только первый параграф из этих трех (видимо, под влиянием издания 1633 г.), начать следует с него. Дониконовское «Око церковное» предлагает следующую классификацию праздников: без особого празднования, с полиелеем, с бдением, престольный праздник. Уже одно это – праздники начинаются не со «славословия», а с полиелея, и сама классификация содержит больше градаций – выглядит логичнее, чем указания в отредактированном уставе. Сами указания о мере поста в различные дни недели в зависимости от статуса праздника следующие:

– день без особого праздника

пн – сухоядение, трапеза только один раз в день, вечером

вт, чт – дозволяются растительное масло и вино, трапеза дважды в день

ср, пт – сухоядение, трапеза только один раз в день, вечером

 

– полиелей

пн – дозволяются растительное масло и вино, трапеза дважды в день

вт, чт – дозволяется рыба, трапеза дважды в день

ср, пт – дозволяется только вино, без растительного масла, трапеза дважды в день

 

– бдение

пн – дозволяется рыба, трапеза дважды в день

вт, чт – дозволяется рыба, трапеза дважды в день

ср, пт – дозволяются растительное масло и вино, трапеза дважды в день

 

– престольный праздник

в любой день недели – дозволяется рыба, трапеза дважды в день

Эти указания не противоречат предписаниям в Месяцеслове: понедельник не поставлен в один ряд со вторником и четвергом, рыба по-прежнему разрешается только на престольные праздники. Таким образом, можно утверждать, что наиболее яркие противоречия в ныне действующем Типиконе (см. пункт Ι.6 выше) применительно к указаниям о Рождественском посте обусловлены неудачной редактурой дисциплинарного устава.

Далее, во втором параграфе дисциплинарного устава из дониконовских изданий «Ока церковного» содержится правило о том, что в первую половину поста, до памяти святителя Николы, по вторникам и четвергам все-таки разрешено вкушение рыбы; лишь вторая половина поста проходит по всем изложенным в других разделах «Ока…» строгим правилам. Выше мы упоминали присутствие аналогичных указаний в одном из византийских уставов XIV века (Типикон св. Иоанна Крестителя на горе Меникио). Можно сделать вывод о том, что деление Рождественского поста на два периода – менее строгий и более строгий – было для Руси традиционным и восходит к обычаям еще византийской эпохи.

Эти рекомендации сводятся не к призыву ослабить пост находящимся в миру, но, напротив, усилить его – находящимся в монастыре

Наконец, в третьем параграфе дисциплинарного устава из «Ока церковного», касающемся темы Рождественского поста, монахам предписывается есть в этот пост рыбу только по субботам и воскресеньям, а мирянам дозволено делать это также по вторникам и четвергам. Очевидным образом, здесь наблюдается противоречие изложенным выше указаниям, но внимания заслуживает не оно само по себе, а рекомендации о том, как соблюдать пост мирянам в сравнении с монахами. Вопреки ожиданиям, эти рекомендации сводятся не к призыву ослабить пост находящимся в миру, но, напротив, усилить его – находящимся в монастыре.

Помимо изданий «Ока церковного» необходимо остановиться еще на одном источнике – так называемом Малом уставе (или Уставе о домашней молитве), книге о келейной молитве, поклонах и постах, обладающей большим авторитетом в старообрядческой среде[41]. Сама эта книга сложилась уже в послениконовскую эпоху, но ее указания составлены на основе Большого устава, то есть «Ока церковного» 1641 года, Соловецкого устава (= Обиходник Соловецкого монастыря, ходивший в большом числе рукописных копий), уставных глав из дониконовских изданий различных книг. В частности, о Рождественском посте здесь говорится в главе 32. Сначала, со ссылкой на «Устав большой», описан уже хорошо знакомый нам устав: в первую половину поста, до святителя Николы, предписано сухоядение по понедельникам, средам и пятницам и вкушение рыбы в остальные дни; во вторую половину поста рыба оставлена для суббот и воскресений, а для вторников и четвергов – только масло и вино (понедельники, среды и пятницы продолжают отмечаться сухоядением). Затем дается указание из «Номоканона» и «Статьи о христианском житии» – оба эти текста проникли в состав московских церковных книг из книг южно- и западнорусской печати только в 1640-е годы – о возможности вкушения масла и вина также и по понедельникам.

Но затем в Малом уставе приводится выписка из Соловецкого устава, где в понедельники, среды и пятницы разрешается есть «щи», то есть овощную похлебку, и еще два блюда: по средам и пятницам оба холодные (именно так понималось на Руси предписание о «сухоядении»: как пусть даже сваренная, но остывшая еда), а по понедельникам – одно горячее, а другое холодное. После праздника святителя Николы рыбу по субботам и воскресеньям заменяют «пласти», то есть сушеная рыба, устав понедельников (одно горячее блюдо, другое холодное) переходит на вторники и четверги, а понедельники начинают соблюдаться по уставу среды и пятницы. Последние же пять дней поста суббота и воскресенье сохраняют разрешение только на растительное масло, а во все прочие дни – сухоядение. По сравнению с византийскими правилами, включая их изложение в «Оке церковном», Соловецкий устав выглядит более мягким: каждый день – горячая похлебка, и блюд вместо одного – два. Однако именно он лучше подходит для нужд сурового климата Русского Севера, сохраняя при этом всю необходимую строгость. При этом в нем отсутствует упоминание о частом употреблении вина, что для Руси, в отличие от Византии, не было свойственно. Роль вина, которое византийские монахи употребляли не ради опьянения, а из-за содержащихся в нем полезных веществ, на Руси выполняли продукты из ягод и т.п. Соловецкий устав ближе всего стоит к реальной практике пощения на Руси.

IV. Практическое применение устава о посте: некоторые замечания

Завершая анализ уставных указаний о Рождественском посте, прежде всего необходимо сделать следующее замечание. Список почитаемых праздников, содержащихся в печатном Типиконе (см. выше Ι.3.Б), содержит только памяти древних святых. Это неудивительно – в основе Типикона лежат уставы тысячелетней давности. Но среди святых ноября-декабря немало и новых русских памятей, которые также должны быть включены в разряд особо почитаемых. Можно указать на памяти: святителя Филарета Московского (19.11 ст. ст. / 2.12 н. ст.), святого благоверного князя Александра Невского, в схиме Алексия (23.11 ст. ст. / 6.12 н. ст.), освящения церкви великомученика Георгия в Киеве («Юрьев день»: 26.11 ст. ст. / 9.12 н. ст.), явления иконы Божией Матери «Знамение» (27.11 ст. ст. / 10.12 н. ст.), священномученика Серафима (Чичагова) (28.11 ст. ст. / 11.12 н. ст.), священномученика Илариона Верейского (15.12 ст. ст. / 28.12 н. ст.), праведного Иоанна Кронштадтского (20.12 ст. ст. / 2.01 н. ст.; совпадает с памятью святого Игнатия Богоносца), святителя Петра Киевского, Московского и всея Руси (21.12 ст. ст. / 3.01 н. ст.). Большим почитанием пользуются памяти великомученицы Екатерины (24.11 ст. ст. / 7.12 н. ст.), святителя Спиридона Тримифунтского (12.12 ст. ст. / 25.12 н. ст.), несмотря на то, что устав указывает им службу без особого празднования. Напротив, память святых Пяточисленных мучеников – Евстратия, Авксентия, Евгения, Мардария и Ореста (13.12 ст. ст. / 26.12 н. ст.), – хотя она и не перечислена в общей главе об уставе Рождественского поста под 14 ноября, имеет полиелей и также должна быть включена в разряд особо почитаемых. В сумме с уже упомянутыми в самом Типиконе памятями получится около 20 дней, то есть ровно половина от всей продолжительности поста!

Из сказанного следует, что даже по строгой букве устава в наступающий Рождественский пост 2017 года мирянам нельзя вкушать рыбу лишь в следующие дни (по новому стилю): 29 ноября, 6, 8, 13, 15, 20, 21, 22, 27, 29 декабря и с 1 по 6 января. При этом и среди перечисленных дат – немало праздничных, в которые могут быть сделаны те или иные послабления, так что наиболее строгий пост сохраняется лишь для четырех дней декабря: 15, 27, 29 (пища один раз в день, без масла) и 21 (пища с маслом), а также нескольких дней января (насчет их числа могут быть разногласия).

Еще одно, более существенное замечание касается самого понятия «пост». За многие века существования христианства это понятие претерпело серьезную трансформацию. Когда-то в древней Церкви соответствующим словом обозначали полный отказ от пищи в течение дня, до вечера, а вечером – вкушение как можно меньшего ее количества (ради чего и появилось, например, правило о том, что еда в дни строгого поста подается холодной, то есть менее привлекательной). Неупотребление же скоромных продуктов считалось простым «воздержанием». Как еще писал преподобный Никон Черногорец, «Ино есть пост и ино – воздержание. И пост убо есть еже не коснутися отнюдь ни коей снеди весь день… Воздержание же … подобает всегда хотящим спастися» (Тактикон, Слово 10-е).

Как мы увидели, с развитием монастырских уставов периоды воздержания, в смысле диеты без скоромных блюд, становились длиннее. Но одновременно из-за увеличения числа праздников становилось все меньше по-настоящему постных дней, когда пищу на протяжении целого дня вообще не вкушали. К настоящему времени таких дней даже по букве устава осталось совсем немного (например, выше были перечислены такие дни в наступающем декабре: их всего четыре!), а на практике под «постом» давно понимается только изменение состава блюд, но не их количества. Такое воздержание – в свете мягких, как было показано, предписаний Типикона о Рождественском посте – без особых сложностей может быть соблюдено кем угодно (разумеется, за исключением тех, кто имеет объективные медицинские противопоказания), особенно с учетом сказанного о нем преподобным Никоном Черногорцем. Но следует помнить, что пост предполагает нечто большее.

 

Священник Михаил Желтов

[2] Таким образом, в отличие от Великого поста, который называется четыредесятницей с некоторой долей условности, так как фактически он продолжается больше 40 дней, Рождественский пост представляет собой четыредесятницу в буквальном смысле слова

[4] Этот древнейший пост сохраняется в указаниях Типикона до настоящего времени: поев по окончании Литургии Великого четверга – то есть вечером в этот день, – братия должны провести всю Великую пятницу и значительную часть Великой субботы без еды; лишь по окончании Литургии Великой субботы (которая должна служиться поздно вечером в этот день и которая по происхождению есть не что иное, как раннехристианское пасхальное бдение) им предлагают хлеб, вино и финики (а по древнейшим уставам – и пасхальное яйцо).

[6] Ibid. Col. 755–756.

[8] Nicholas I, Patriarch of Constantinople. Miscellaneous Writings / L.G. Westernik, ed. Washington (DC), 1981 (= Corpus Fontium Historiae Byzantinae; 20). P. 66.

[10] Одна из нескольких различных редакций этого сборника вошла в состав т.н. Афинской синтагмы, с которой еп. Никодимом (Милашем) был сделан русский перевод этих канонов; правило, упоминающее Рождественский пост, находится здесь под номером 20 номером. – https://azbyka.ru/otechnik/Nikifor_Konstantinopolskij/pravila_svjatogo_nikifora_ispovednika_c_tolkovanijami.

[12] Ῥάλλης Γ., Ποτλής М. Σύνταγµα τῶν θειῶν καὶ ἱερῶν κανόνων. Τ. 4. Ἀθηνῆσιν, 1854. Σ. 577.

[14] Вопросоответ 51. См.: Anastasii Sinaitae Opera: Quaestiones et responsiones / Ed. M. Richard (†), J.A. Munitz. Leuven, 2006 (= Corpus Christianorum. Series Graeca; 59). P. XVII–LXI, 104–105, а также русский перевод, выполненный А. И. Сидировым по этому изданию: https://azbyka.ru/otechnik/Anastasij_Sinait/voprosy-i-otvety.

[16] Тактикон. Слово 10-е (л. 57 по изданию: Почаев, 1794).

[18] Мансветов И.Д. О постах… С. 11–13. См. также: Скабалланович М.Н. Толковый Типикон: Объяснительное изложение Типикона с историческим введением. К., 1910. Вып. 1. С. 454–455.

[20] Ῥάλλης, Ποτλής. Σύνταγµα… Τ. 4. Σ. 565–579.

[22] Там же. Σ. 420.

[24] См.: Byzantine Monastic Foundation Documents: A Complete Translation of the Surviving Founder’s Typika and Testaments / J. Thomas, A. Constantinides Hero, eds. Washington (DC), 2000. P. 1710–1711.

[26] Byzantine Monastic Foundation Documents… P. 110.

[28] Les regestes des actes du Patriarcat de Constantinople, vol. I: Les actes des patriarches. Fasc. II et III: Les regestes de 715 à 1206 / Par V. Grumel; 2ème éd. par J. Darrouzès. Paris, 1989. P. 478–479. № 1021.

[30] Cм.: Виноградов А.Ю., Желтов М., свящ. «Первая ересь на Руси»: русские споры 1160-х годов об отмене поста в праздничные дни // Древняя Русь: Вопросы медиевистики. М., 2018 [в печати].

[32] Byzantine Monastic Foundation Documents… P. 1598.

[34] Это относится и к таинству Брака: в Греции венчания могут совершаться вплоть до 18 декабря, когда начинается предрождественский пост (в настоящее время Элладская Церковь отмечает Рождество по новому стилю).

[36] Cм. московские издания «Ока церковного» 1610 года (л. 396), 1633 года (л. 256 об.) и 1641 года (л. 259 об.).

[38] «Око…» 1610 г.: л. 79 об.; 1633 г.: 43–43 об.; 1641 г.: л. 73.

[40] «Око…» 1610 г.: л. 88 об.; 1633 г.: отсутствует; 1641 г.: л. 78 об.

[41] Познакомиться с ней можно, например, здесь: http://nasledie.russportal.ru/knigi/mustav_1910.pdf.

http://www.pravoslavie.ru/