Кризис семьи в 21 веке: есть ли у нас еще 20 лет? (+Видео)

Круглый стол «Кризис семьи в 21 веке» состоялся на X выставке-ярмарке «Православная Русь». Над вопросом «Есть ли у нас еще 20 лет?» размышляли епископ Пантелеимон (Шатов), протоиерей Димитрий Смирнов, протоиерей Артемий Владимиров, протоиерей Александр Ильяшенко, Евгений Юрьев, священники и миряне.

Предлагаем вниманию читателей полную видеозапись и выдержки выступлений.

Епископ Пантелеимон (Шатов):

Дорогие друзья, мы собрались для того, чтобы подумать о том, как остановить страшный процесс разрушения семьи в нашей богоспасаемой стране; что может сделать для этого Церковь. Мы сегодня подводим итоги того, что сделано Церковью за двадцать лет. И встает такой вопрос: а вот есть ли у нас еще двадцать лет, чтобы все-таки восстановить семью?

Епископ Пантелеимон (Шатов)

Епископ Пантелеимон (Шатов)

***

Протоиерей Александр Ильяшенко:

 

Вырождение народа

Мне кажется,  что народ сейчас лишен цели  жизни, и поэтому он тихо вырождается. Это такая тихая форма протеста. Простой человек не видит,  чем он может заняться и как себя может полноценно  проявить.

Протоиерей Александр Ильяшенко - справа

Протоиерей Александр Ильяшенко - справа

***

Протоиерей Артемий Владимиров:

Целомудрие

Сегодня  у большинства молодых людей мужского пола в уме только одна модель плотских кратковременных отношений. Нечистота – вместо созидающего и созидательного идеала семьи, который был бы вознесен на пьедестал сознания. Чрезвычайно корыстное, прагматичное, хищно-агрессивное отношение к лицам прекрасного пола.

Протоиерей Артемий Владимиров

Протоиерей Артемий Владимиров

Конечно, так получается в основном благодаря индустрии телевизионного разврата. Может быть, если бы мы возрождали в школе предмет, который еще в советское время был, – «этика семьи», – чтобы настраивать тинэйджеров, подростков на семью как форму, в которой и проявляется половая любовь. Вот это было бы дело.

Потому что сегодня прекрасные, умные, чистые, достойные девушки не могут встретить молодого человека, который бы думал о семье, – но встречают некий маслянистый блеск глаз, и часто в своих лучших намерениях девушки бывают обмануты, иногда обманывают сами.

***

Протоиерей Димитрий Смирнов:

Церковь выполняет роль пластыря

Если взять самый корень, то причина кризиса семьи, конечно, в утрате христианской  веры.

Если  человек становится христианином, тогда он к семье относится как к строительству домашней Церкви. Возникает совершенно другой подход к семейной жизни. Понятие об этом строительстве как о спасении полностью утрачено.

И причем утрачено не только народом как таковым, потому что забита голова примерно тем, о чем говорил Отец Артемий. Вся современная жизнь, современная цивилизация по своему существу, по своей идеологии, античеловеческо-сатанинская.

Господь задумал людей как человеческий род. Мы все – и черные, и желтые, и красные, и белые люди, – мы все чада одной семейной пары – Адама и Евы. А современная разливающаяся по Земному шару из Европы религия внушает человеку, что он индивидуум.

Это чисто бесовское учение. Ангельский мир – это есть Собор. И поэтому всякое внушение людям о правах отдельного человека… сначала права женщин, теперь уже права детей, чтобы атомизировать, разорвать человеческий род на индивидуумов, у которых есть права по отношению к другим индивидуумам.

Внести вместо любви, которая естественна для чад одной семьи по названию человечество, раздор – это исключительно происки самого сатаны. Такое  отношение, много раз повторенное, проникло в душу человека, не только русского, но и вообще европейского христианина. Оно подтачивает основы. Потому что основа Церкви — это семьи. Церковь состоит из семей, из домашних Церквей, где воспитывается новое поколение христиан.

Церковь не может состоять только из одних неофитов.

Епископ Пантелеимон (Шатов) и протоиерей Димитрий Смирнов

Епископ Пантелеимон (Шатов) и протоиерей Димитрий Смирнов

Говорят, во Франции папу и маму имеет только 8% детей. Так это, или нет — я не могу проверить, но в книгах про это пишут. Это говорит просто о конце нации. В России 40% мальчиков и девочек не имеют пап:  тоже есть о чем подзадуматься.

Участились случаи разводов и среди людей церковных. Вчера имел беседу с мужчиной и женщиной. Мужчина, имеющий двоих детей (с женой у них трудности некоторые), перешел жить к соседке по лестничной клетке. Благо она на днях овдовела. Эта женщина, я ее давно знаю, ходит в храм и у нее есть дети. Она очень страдала, когда муж ее умер, и она его очень любила. Но в голове у современного, даже церковного, человека все эти понятия, которые исходят из этой новой либеральной религии — гораздо прочнее.

Гораздо прочнее усвоено то, что предлагает современный мир, чем церковное учение.

Даже внутри Церкви участились случаи, когда разводятся со своими женами священники. Понимаете? Не старенькие, как мы с отцом Львом, а молодая поросль, которую рукоположили в это двадцатилетие. В наше время, когда мы были такими молодыми, таких случаев вообще ни одного не было. И в качестве аргумента такой священник говорит о любви. То есть у человека утрачено христианское понимание того, что есть любовь. А он является священником, и отрезок времени был наставником своих прихожан.

Видите, как?

Вот в этом, если кратко, утрата христианской веры.

Какая-то вера есть у всех людей. Современный светский человек говорит: надо во все верить. 62% россиян верят в астрологию, например. А православных у нас 84% населения. Вот и думайте, что у них там в голове находится. Причем они полностью уверены, что они православные христиане.

Происходит утрата понимания, что есть вообще семья и какой смысл жизни человека. У современного человека он совершенно в другом.

На сатанинских основах нельзя построить благоденствие нации, народа или церковной жизни.

Церковь сейчас выполняет роль пластыря. Пришел человек раненый, больной — пожалеть его, облегчить его теперешнее нравственное состояние. Очень трудная ситуация.

ЕПИСКОП ПАНТЕЛЕИМОН (ШАТОВ): Я думаю, что  отец Дмитрий назвал самую  главную причину, и мы все с  этим согласимся. Все остальное —  отсутствие цели…

ПРОТОИЕРЕЙ АЛЕКСАНДР ИЛЬЯШЕНКО: Я не соглашусь. Возьмите какие-нибудь хорошие древние племена— там верность супружескую хранили как следует, можно было и голову потерять, если жене изменял. Дело тут не только в христианстве.

ЕПИСКОП ПАНТЕЛЕИМОН (ШАТОВ): Мы сейчас говорим не о древности, мы говорим о России. В России до христианства даже святой равноапостольный Владимир верность особенно не хранил. Я боюсь, что такие всякие грехи в ночь на Ивана Купалу и то, что особой верности и целомудрия, о котором говорил отец Артемий, все-таки, не было – все это говорит о многом. Конечно, Россия обязана именно христианству тем, что появилась семья, появилась государственность. Это именно плод христианской веры.

ПРОТОИЕРЕЙ ДИМИТРИЙ СМИРНОВ: Я думаю, что если отрубать голову за неверность, как в древние времена…

ЕПИСКОП ПАНТЕЛЕИМОН (ШАТОВ): Очень хорошо, что отец Дмитрий переходит к  государственным примерам, а не только христианским. И я думаю, что об этом можно тоже поговорить.

Я думаю, что одна из причин, почему так разрушается семья — то, что у государства нет приоритета многодетной семьи. Она не является государственным приоритетом. Поскольку здесь у нас находится Евгений Леонидович, советник президента по социальным вопросам, может быть, он тоже скажет?

***

Евгений Юрьев, советник Президента России Дмитрия Медведева:

Начинается демографическая яма

С точки зрения государственного управления, семья вообще должна быть приоритетна.

Известный документ — завещание Александра Третьего своего сыну: «Береги семью — она основа любого государства». Разваливается семья – разваливается государство. Крепкая семья – значит с государством трудно сладить. Надо восстановить государство? Следовательно, надо восстанавливать семью.

Сейчас ситуация особенная. Особенность ее в том, что мы про демографический кризис, про русский крест говорим уже лет 20. А говорим о нем в весьма благоприятной демографической ситуации, когда довольно много молодых пар и немало рождается детей.

Особенность сегодняшней ситуации состоит в том, что, начиная со следующего года и в ближайшие 25 лет, мы будем жить в демографической яме. Яма беспрецедентная в истории нашей страны. Такого уменьшения числа молодых людей еще не было, даже после второй мировой войны.

У этого есть последствия, измеряемые в экономике.

Поэтому для нас укрепление семьи в этот период является приоритетной задачей. Выставка церковная и круглый стол корнями своими опираются на Церковь. На мой взгляд, главное, чтобы Церковь взяла в этом вопросе национальное лидерство.

ЕПИСКОП ПАНТЕЛЕИМОН (ШАТОВ): Дорогие друзья. Я думаю, что нас всех здесь собрала именно боль за то, что происходит. К сожалению, эту боль не все понимают.

Патриарх сейчас собрал совет по делам семьи. Мы собрались вместе, поговорили, обсудили какие-то проблемы. Но, сказал Патриарх, можно собраться, попить чаю, посидеть за столом, а можно попить чаю, когда немцы стоят под Москвой. Под Москвой эта угроза, или уже в Москве. Я бы даже сказал, что враг уже вошел в город – и разрушает семью. Он не подступает к семье, он уже действует внутри семьи.

Хочется поделиться своей болью, хочется поговорить о том, что мы чувствуем, но мне кажется, что это не главная цель нашей с вами встречи. Мы с вами должны, дорогие друзья, все-таки, поговорить о том, что же хорошего сейчас происходит. О плохом мы все знаем, плохое мы все видим.

***

Протоиерей Димитрий Смирнов:

Огород

Хочу сказать об идеологии того движения против разрушения семьи, которая могла бы нам хорошо помочь. Эта идеология называется одним словом: Огород.

Зачем он нужен? Чтобы вырастить хороший урожай.

Если этот образ продолжать, то земля огорода – это наш огород. Семена – это люди, которых нужно вырастить. С взрослыми, конечно, тоже нужно работать, но вся надежда на детей.

Чтобы вырастить из семян хороший урожай, нужно:

Тепло

Нужно создать для детей атмосферу любви. Я давно этим занимаюсь. У меня три детских дома, гимназия. У нас удалось создать  атмосефру любви. Если это сделать, дети буду развиваться хорошо. В государственных приютах – 90% выпускников потом так или иначе попадают в тюрьму. У нас никто не убегает, многие поступают в вузы.

Влага

Какая? Благодать Божия. Если мы деток сумеем воцерковить – а они на это очень отзывчивы – это будет способствовать урожаю.

Сорняки

Если прекрасная влага, прекрасная земля, но есть сорняки – ничего не вырастет. Сорняки заглушают растения. У нас эфир заглушает голос Церкви, разрушает атмосферу любви – ребенок до 20 000 убийств видит на экране. Пока мы не обуздаем эфир, ничего не вырастим. Никакая мать, отец не сравнятся по силе воздействия с видеопродукцией. Не говоря уже об использовании определенных технологий в музыке. Либо мы создаем отдельное учреждение, где дети полностью изолированы от мира – только в отдельной семье такое можно организовать или в отдельном учебном заведении. Мы запрещаем бесконтрольно использовать интернет, и телевидение вообще исключается, чтобы не испортить вкус ребенку.

Вредители 

Нужно бороться с вредителями: люди, организации – носители противодействующей нам идеологии. Мы их должны знать, их портреты в фас и профиль должны быть известны, их действия должны быть обозначены. Их портреты должны быть вывешены везде, все должны знать номер ИНН, паспорт, машину, фамилию. И все должны знать, что этот человек – враг семьи. И мы без экстремистских мер сможем не изгнать, конечно, но сделать так, что они не будут нас беспокоить.

Епископ Пантелеимон (Шатов): Кто будет определять врага?

Протоиерей Димитрий Смирнов: Я!

Епископ Пантелеимон (Шатов) и протоиерей Димитрий Смирнов

Епископ Пантелеимон (Шатов) и протоиерей Димитрий Смирнов

Всегда проблема с цензурой. На сколько сантиметров выше колен можно поднять юбку, чтобы… – все очень просто! Если у тебя есть внучка, можно ли это показывать. Берем любого вредителя и смотрим, какую продукцию он предложит своей внучке.

Цензура одна – здравый смысл.

Помимо детей в семьях, у нас миллиионы детей – безотцовщина. Это семена, которые сеют самосевом.

Надо создать столько кадетских корпусов, чтобы охватить каждого полусироту, как говорили до революции.  Чтобы они, помимо женского воспитания в школе и дома (потому что у нас бабское воспитание и образование), видели  мужчин: как они выглядят, как они пахнут, что они делают. Это необходимо, чтоб вырастить мужчин.

Ребята тянутся к военной службе!

У нас есть приют, где 100% полусирот – детей убитых на войне офицеров – поступают в вуз.

В преддверии демографической ямы каждый ребенок – драгоценность. Важнее космоса, важнее армии.

Не только нерожденных сохранять, но и рожденными заниматься.

И надо переделать программу государственно сиротопопечения. Государство выделяет на сирот 25000 в месяц, а 40% выпускников детдомов потом идут в тюрьму. Миллиарды идут на то, чтобы готовить парней, которые нам дают по голове в подъезде.

Надо так устроить воспитание сирот, чтобы они были полноценными гражданами!


Назад к списку