Епископ Диодор: Пытливый ум Господь дал человеку для того, чтобы он им пользовался

  • Ваше Преосвященство, в последние годы становится трендом противопоставление Церкви и науки. Не многие, но некоторые общественные деятели, представители научного сообщества заявляют о том, что Церковь и наука являются чуть ли не антагонистами, что Церковь тормозит развитие науки.
  • Так могут рассуждать либо люди невежественные, не знающие истории, либо те, кто целенаправленно старается стравить научную интеллигенцию с Церковью. Если мы хотя бы поверхностно взглянем в историю, то увидим, что именно Церковь была основоположником научной мысли. Первые университеты Европы открывала Церковь. И именно Церковь заботилась о просвещении людей. Знаменитая Сорбона, которая считается старейшим вузом Европы, была основана на базе католического колледжа, который основал духовник короля Людовика IXСвятого богослов Робер де Сорбон. И создан был Парижский университет путем объединения церковных школ. Здесь преподавали помимо богословия артистизм, юриспруденцию и медицину. Так продолжалось еще много веков. Образование и все, что с ним связано – научные лаборатории, исследования – все это было церковным начинанием. Первыми учеными, сделавшими великие открытия, были именно священники и монахи. Вспомним хотя бы Коперника, который развивался под влиянием своего дяди-епископа Лукаша и был канонником в епархии Вармии. Собственно, астрономия и медицина были для него побочной деятельностью. А основной его заботой была духовная карьера. Он, конечно, практиковал как медик, но это не было его главной работой.
  • Да, но именно монахи-ученые первыми и пострадали от Церкви.
  • Понимаю, кого Вы имеете в виду. Джордано Бруно пострадал не за свои научные работы, а за распространение ереси и богохульство. Будучи священником, он распространял информацию о том, что Христос был магом, верил в теорию реинкарнации и вообще заявлял о том, что планирует создать собственную секту. История с Бруно – любимая уловка воинствующих атеистов. Но на самом деле достаточно просто изучить его биографию, чтобы понять, что никто против его научных изысканий не выступал. Мало того, до определенного периода у него была вполне удачная церковная карьера. В 24 года он уже был священником… Я не оправдываю Католическую Церковь, которая жгла людей за инакомыслие (она, собственно, сама в этом покаялась), просто нужно «отделять мух от котлет». Просвещенная Европа обязана своей научной школой только Церкви. Мало того, если смотреть шире, то и отечественная наука вышла из церковной ограды. Славяно-греко-латинская академия – первый Российский вуз – это тоже заслуга Церкви – уже Православной. Изначально это было сугубо церковное учреждение. А если уйти еще глубже в историю России, то благодаря Церкви при Ярославе Мудром Русь была просвещена более, чем Европа и по праву занимала если не первое, то далеко не последнее место в мире по числу образованных людей. К сожалению, Татаро-Монгольское иго отбросило Русь в развитии на пару сотен лет, но это уже другая история. Вплоть до самой революции 1917 года исключительно Церковь заботилась об образовании населения, создавая школы, обучая людей чтению, поддерживала развитие науки. И дала миру величайших ученых. Да, безусловно, в Церкви встречались обскурантисты. Они есть и сегодня. Но в этом виновата не Церковь, а недостаточный уровень образования того или иного человека. В целом же Церковь поддерживает ученых. Не исключение – нынешний Святейший Патриарх Московский и всея Руси Кирилл, который всегда интересовался развитием науки, часто встречается с современными учеными.
  • Владыка, в среде ученых считается, что религия – это то, что мешает ученому свободно заниматься научной деятельностью и атеистически настроенные деятели приводят в качестве аргумента, что большинство ученых было атеистами.
  • Это неправда. Большинство ученых, включая Энштейна, Линнея, Ломоносова, Ньютона, Пастера, Сахарова, были людьми верующими. И не раз об этом высказывались публично. Пожалуй, самое емкое объяснение тому, что такое Церковь и что такое наука дал Макс Планк: «Как религия, так и наука, в конечном результате, ищут истину и приходят к исповеданию Бога. Первая представляет Его как основу, вторая - как конец всякого феноменального представления о мире”. У разных ученых были разные взгляды на Церковь, но то, что большинство из них были людьми верующими – бесспорный факт.
  • Даже в советский период в общем-то Русская Православная Церковь не отставала в этом направлении?
  • Безусловно. Нет, пожалуй, ни одного медика в России, который не знал бы имя архиепископа Луки (Валентина Феликсовича Войно-Ясенецкого) – ученого-хирурга, который спас не одну жизнь во время Великой Отечественной Войны. По его «Очеркам гнойной хирургии» до сих пор занимаются студенты-медики. И несмотря на категорически антицерковное настроение государственной машины, святитель Лука был даже удостоен Сталинской премии. И это в самые страшные для Церкви годы гонений. Владыка всегда молился перед операциями, а в операционной всегда была икона. Монахиня Игнатия (Петровская) – Валентина Ильинична Пузик, постриженница Высоко-Петровского монастыря, доктор медицинских наук. Основала и возглавляла до 70-х годов лабораторию патоморфологии туберкулёза в Центральном научно-исследовательском институте туберкулёза Академии медицинских наук СССР. И ее работа в этой сфере стала отправной точкой в целом ряде исследований. Она основала научную школу, благодаря которой медицина сделала огромный шаг в лечении туберкулеза.  Митрополит Иоанн (Вендланд) – ученый-геолог, основавший в Ташкенте свою школу геологов-петрографов. Открыл не одно месторождение вольфрама и молибдена для военной промышленности в период Великой Отечественной Войны, по сути, был предвестником нового раздела геологических наук — геосомалогии (учения о геологических телах). Можно привести еще множество имен, в том числе и наших современников – священников, монахов и просто православных людей, которые и сегодня познают мир как с научной точки зрения, так и с духовной. И не видят при этом никаких противоречий. Мы о них мало слышим, так как в отличие от своих светских коллег они не озадачены популяризацией собственных имен. Но нет ни одной сферы научных изысканий, в которых бы не принимали участие люди верующие. Вера помогает ученым подходить к научным изысканиям с мудростью. Помните Булгаковского профессора Преображенского? Он пытался создать нового человека путем научных экспериментов и в итоге пришел к пониманию того, что в этом нет необходимости, так как “зачем нужно искусственно фабриковать Спиноз, когда любая баба может его родить когда угодно”. Вот вера – это то, что дает ученому вектор, направляет в нужное русло, помогает понять, что нужно делать, а чего делать не стоит. В этом смысле вера и наука – союзники. Проводить исследования для того, чтобы излечить тяжелые болезни, помочь человеку быть здоровым – это важно и нужно. А создавать искусственно человека не имеет смысла, так как лучше Бога с этой задачей никто все равно не справится. Верующий ученый это понимает и не лезет в эту сферу. Его мысль напрвлена на помощь творению, а не на соперничество с Создателем. 
    Моя епископская кафедра находится в Димитровграде. Это практически полностью научный город. Здесь расположен Научно-исследовательский институт атомных реакторов, здесь учатся студенты-ядерщики. Наверно трудно сегодня найти более научный город, чем наш. И мы прекрасно находим общий язык, находим точки соприкосновения. Их птыливые умы ищут не только рационального объяснения тем или иным физическим процессам. Часто их мысли направлены на познание мира как такового. Вот здесь и есть место встречи Церкви и науки. Теория большого взрыва, на которой сегодня строится большинство научных теорий не всех устраивает. Ученые “копают глубже”. И большинство из них так или иначе приходит к убеждению о тварности нашего мира. Сторонники теории большого взрыва и ей подобных на самом деле не сильно от нас отличаются, как бы они не утверждали обратное. Но нам Господь дает какие-то знаки, понимая нашу немощь и маловерие, посылает подтверждения своего существования. Ученые-атеисты не имеют и этого. Они слепо верят. Поэтому, в этом смысле, нет более верующего человека, чем ученый-атеист.
  • Научный феномен сегодняшнего дня – это большой андронный коллайдер. Атеистически настроенные деятели утверждают, что открытия, сделанные на его базе станут концом религии. С другой стороны – создание коллайдера вызвало негативные отзывы в самой православной среде.
  • Пытливый ум Господь дал человеку именно для того, чтобы он им пользовался. Постижение творения Божьего – это прекрасно. Кто-то постигает его духовную составляющую, кто-то – физическую. Мы никогда до конца не постигнем ни того, ни другого, но уверен, что открытия, сделанные на базе коллайдера смогут лишь подтвердить сложность и многогранность сотворенного Богом мира, но никак не опровергнуть существование Творца. Может быть, глядя на старания ученых и их светлые помыслы, Господь откроет через эту научную лабораторию еще какие-то знания, которые мы сможем применить в практической деятельности. 
    Что касается реакции людей, кстати, не только православных, то это, пожалуй, тот самый недостаток знаний. Когда человек не понимает, что происходит, его это страшит. Это нормальная реакция. Нужно было всего лишь объяснить, что задачи «переплюнуть Бога» у исследователей не стоит и никакая «черная дыра» нас не поглотит. Любой верующий человек понимает, что все в этом мире происходит по воле Творца. И Священное Писание совершенно четко нам говорит о том, что человечество не исчезнет в «черных дырах» и не взорвется при столкновении частиц. Так что, изучайте Священное Писание, читайте научную и не только литературу. Постигайте и любите созданный и доверенный нам Господом мир. 

Назад к списку